На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Detki.Guru

64 подписчика

Свежие комментарии

  • Лидия Санникова
    Папуля деньги на нем зарабатывал...«Он был способен ...
  • Valery
    Бледанс - что-то странное заложено в это слово.«Я ему просто при...
  • Валерий Светлый
    Ранняя беременность - это следствие невоспитанности и необразованности, а также общественной распущенности. Это ужас ...«Сказал: «классно...

Работающая мама: почему я устала все время оправдываться

Как работающей маме мне часто приходилось слышать, что у меня стоило бы отобрать детей, потому что я отдала их в детский сад в 18 месяцев. Или почему у меня вообще были дети, если я не хочу отказываться от своей карьеры. Для молодой матери в нашем обществе просто не принято ходить на работу до трех лет ребенка, если нет финансовой необходимости.

Мать рождается, когда появляется ребенок, а предыдущая личность остается в прошлом

Именно после родов становится заметно, как меняется положение женщин: до семейной жизни ты можешь ходить в университет, получать образование, ты можешь учиться, ты можешь строить себе карьеру и подниматься с одной ступени на другую. Но как только появляется ребенок, все меняется. Если вы не оставите на время работу и не станете матерью, вы в общем-то эгоистичны, не дарите бабушке внуков, не идете по пути своего женского предназначения.

Конечно, я хочу сделать все, чтобы мои дети были счастливы. Но я поняла, что отхожу на второй план во всей этой жертвенной материнской любви. И действительно ли несчастная мать лучше для ребенка?

Опыт приходит только с практикой

До рождения моей первой дочери я действительно не имела ни малейшего представления о том, что значит заботиться о ребенке. Серьезно, сейчас вы будете смеяться, но я прикинула сквозь свои розовые очки, что когда ребенок будет спать большую часть дня, а я смогу заниматься домашним хозяйством. Этот маленький ребенок не может быть таким активным. А потом в одночасье, после долгих часов родов, я столкнулась с круглосуточной работой, которая быстро показала мне, что между свободой и зависимостью было всего несколько схваток.

Я была в шоке в первый раз, когда мне внезапно пришлось работать одну ночную смену за другой, и я не могла даже спокойно принять душ.

Я не могла допустить, чтобы мой ребенок плакал, у меня болело сердце. И я даже не могла остаться одна ни на минуту, потому что думала, что с моим малышом никто не справится. Но через несколько месяцев я поняла, что забота о моем ребенке не приносит такого удовлетворения, как я думала.

Самая тяжелая работа в мире

Быть матерью круглые сутки оказалось не для меня. Я быстро поняла это, когда поддалась напору других молодых матерей и прыгала от одной развивашки к другой. Я проводила дни на детской площадке и большую часть дня ничего не делала, кроме как была рядом с моим ребенком и говорила о нем. Все разговоры были только об этом, и вот как это выглядело:

– Насколько она подросла, спит ли она всю ночь, кормлю ли я грудью, легко ли я родила, были ли у меня разрывы и зажили ли они…

С чего бы мне вдруг обсуждать с совершенно незнакомыми людьми такие интимные подробности, как роды или состояние моего здоровья после родов? Но поскольку я читала, что социальные контакты полезны для моего ребенка, я продолжала активно общаться с другими мамами.

Я быстро поняла, что не так счастлива, как мои подруги, а чего-то мне не хватает. Я все еще ждала, когда мой материнский ген проявит себя, чтобы я совершала все монотонные действия для своего ребенка, не просто счастливая, а вне себя от радости. Чтоб радостно сама варила кашу и растила экологически чистые овощи на балконе. Не получилось, хотя дочку я обожаю.

Я задумалась о возвращении на работу:

  • «Как? Ты уже снова думаешь о работе? Радуйся, если тебе не нужно работать».
  • «Ну, я не могла представить, что вернусь к работе так быстро. Я имею в виду, что первые три года являются самыми важными для твоего ребенка».
  • «И вообще: ты читала новое исследование о том, что дети в яслях испытывают ужасный стресс и что это отрицательно сказывается на их развитии?»
  • «Почему вы хотите вернуться к работе?» — в очередной раз спросили меня. «Потому что мне это нравится», — честно ответила я.

Но мне казалось, что я попала не в тот фильм. Где мы в материнстве? Разве не является полностью регрессивным для женщины, матери отрицать самоопределение в своей жизни? При беременности мы все еще много говорим о сохранении собственных потребностей и интересов. Но когда дело доходит до вопроса о том, как мать представляет себе свою дальнейшую жизнь с ребенком, то важно расставить приоритеты – и обычно не в свою пользу.

Неужели я – плохая мать?

Я признаю, что афера «я внушу тебе чувство вины прямо сейчас» работает. Женщина, которая недовольна своей исключительной ролью матери, автоматически считается плохой матерью. «Радуйся, что у тебя есть ребенок. Многие пары были бы этому рады». Никто прямо не говорил, но с тех пор у меня клеймо матери-кукушки. Я его себе поставила сама.

Когда у вас есть ребенок, вы должны напрягаться до обморока и обязательно этому радоваться

Все, что вы делаете, будет восприниматься как должное, и никто не скажет вам за это спасибо. И как бы вы ни старались, этого всегда недостаточно.

«Разве ты не понимаешь, как тебе будет этого не хватать, когда ты вернешься на работу? Дети так быстро растут», — часто слышу я.

Никто не спросил моего мужа, как он себя чувствует, когда ребенок без него впервые поворачивается, ползает, делает первые шаги и говорит первое слово. Мужчине можно пропускать эти моменты.

Мы все в одной песочнице

Чтобы не создавать ложного впечатления: я люблю своих детей больше всех на свете. Я кормила их грудью, носила их на руках целыми ночами, они спали в нашей постели, я читаю им каждую ночь, я провожаю их спать, мы ходим на детские площадки, в лес и сами делаем приглашения на детские дни рождения, я утешаю их, я приглашаю их на мамино-дочерние разговоры за какао, я смеюсь вместе с ними, они – мое счастье.

Я часто задавалась вопросом. Ребенок дал мне смысл жизни и все, что было раньше, теперь закончилось?

В какой-то момент я почувствовала, что я хорошая мать, только если у меня все хорошо

И когда я была в порядке? Когда я могла делать свою работу, которая мне очень нравилась, и получать за это признание. Потому что именно это отличает работу от материнства.

Никто, на самом деле никто никогда не говорил мне, как хорошо я справляюсь со своей работой в качестве матери. Вместо этого существовали негласные правила, ожидания и взгляды, которым женщины должны были соответствовать. Со всеми этими требованиями упускается из виду одно: все, что вы делаете как мать, оценивается обществом и другими матерями как обязанность. В конкурсе на премию «Лучшая мама в мире» у меня часто возникало ощущение, что реальный контакт с нашими детьми игнорируется.

Для вашего ребенка не имеет значения, есть ли у вас самая дорогая коляска, ходите ли вы за покупками только в дорогие супермаркеты, одеваете ли их только в одежду, соответствующую вашим требованиям к качеству, или записываете своего ребенка на первоклассный курс раннего развития. Для вашего ребенка не имеет значения, относитесь ли вы к группе мам, фанаток органических продуктов, или мам с гамбургерами из ближайшей забегаловки.

Ваш ребенок не является символом статуса, и это ничего не говорит о ваших способностях как матери, если вы делаете все эти вещи.

Дети чувствуют, когда к ним относятся серьезно. И это то, чего они хотят: они хотят, чтобы их воспринимали всерьез и любили. Они хотят, чтобы их воспринимали как самостоятельных личностей с первого дня.

Я не идеальная мама

И я даже не хочу ею быть. Я даже не знаю, что делает идеальная мать.

Я пришла к этому осознанию только после того, как примирилась с внутренним голосом. Внутренний голос, который всегда говорил мне, что хорошая мать поглощена ролью матери. Что хорошая мать не хочет оставлять своего ребенка, а хочет проводить с ним как можно больше времени. Что хорошая мать наполнена и довольна самой возможностью ухода за ребенком. Хорошая мать остается дома с ребенком. Минимум три года.

И социальное давление, которое заставляло меня делать вещи или думать о вещах, о которых я даже не подозревала. Например, балую ли я своего ребенка тем, что он спит в моей постели или тем, что я ношу его в слинге. Но я изменилась. В прошлом я хотела бы быть наседкой, такой действительно счастливой наседкой.

Я завидовала многим матерям, которые, казалось, нашли удовлетворение в своей роли матерей и больше ни в чем не нуждались. Я всегда чувствовала себя странно и спрашивала себя, что со мной не так.

Почему я все больше и больше избегала детских площадок и не чувствовала себя комфортно среди других мам? Почему я не связалась с материнской кликой, как, казалось, любая другая мать?

Я люблю своих детей больше всего на свете, но я также люблю свою работу – это должно быть противоречием?

Потом я наткнулась на термин «мамино выгорание» и подумала: вот оно! Вот что меня ждет, если я буду продолжать в том же духе. Детский коллапс.

Привязанность — это не только про мам

Снова и снова я сталкивался с вопросом, как я буду заниматься уходом за детьми. Потому что ясли такие плохие, а няне нельзя доверять.

«Я столько плохого слышала про нянь, сейчас я вам расскажу…» – слышала я все чаще.

Но мы просто разделили заботу, это было нашим соглашением. Мой муж и я. Я знаю, что это было возможно только потому, что мы шли на жертвы и у мужа была работа с гибким графиком, которую он также мог выполнять из дома.

  • «Что, ваш муж заботится о вашем ребенке?»
  • «Вы отдали своего ребенка на попечение кому-то другому?»
  • «Ты же знаешь, что ребенок привязан к матери, верно?»

Я хотела бы возразить: то, что ребенок вообще привязывается к кому-то, является инстинктом выживания. Каждый ребенок ищет возможность образовать связь. И эта фигура привязанности не обязательно должна быть женщиной, вынашивающей ребенка, это также может быть приемная мать, бабушка или папа малыша. Младенцы удивительно гибкие и привязаны к тому, кто лучше всего удовлетворяет их потребности. Ребенок не мог бы выжить без фигуры привязанности.

Это выглядит более прагматично. И это не всегда должен быть только один человек. Ребенок удивительно гибок, пока фигурки привязанности тоже гибки. Но я не зашла в этом вопросе слишком далеко, хотя могла найти круглосуточную няню (шучу, не было такого в планах).

Вторая главная фигура привязанности для моих детей – это папа. И это совершенно нормально.

Сразу работать в полную силу не получится

Я работала всего несколько часов в неделю, потому что все еще кормила грудью (своих детей я кормлю до двух лет, для меня это важно). Необходимое младенцу молоко обычно было сцежено до моего отъезда, перед работой я обязательно хорошо кормила малыша, и на всякий случай был не только запас материнского молока, но и смесь (не пригодилась).

О моем ребенке хорошо заботились.

Но эти несколько часов вне дома позволяли меня чувствовать себя гораздо более уравновешенной. Мне нравилось находиться среди взрослых, где речь не шла о детях, и где мне бросали вызов интеллектуально. Я любила свою работу и была счастлива только тем, что мой ребенок не был моей исключительной обязанностью.

Следующие недели я провела, продолжая появляться на детских площадках со своим ребенком и медленно обустраивая свой кабинет дома (мне можно работать дистанционно). В мамских группах я была эгоисткой, кукушкой-мамой, потому что 3 года надо сидеть дома с ребенком. Но я не другие женщины, я это я.

«В любом случае у тебя нет серьезных финансовых проблем, зачем тебе работать», — слышала я снова и снова. Как будто это единственная приемлемая причина для многих матерей вернуться на работу.

Дело было не в финансовых заботах. Речь шла о том, что мне не всегда нужно оправдываться за то, что является моей личной жизненной моделью. И мне не нужна для этого социально приемлемая причина.

Так что я ни в коем случае не экзотика, потому что если вы оглянетесь вокруг, то заметите, как много матерей работают каждый день. Это нормально для многих матерей. Вот она – заведующая детским садом, фармацевт, пекарь, милая дама на кассе, физиотерапевт, врач, юрист, диктор и ведущая прогноза погоды. Вы повсюду видите работающих матерей. У большинства этих прекрасных специалистов есть дети.

Почему мужчинам легче?

Сравнение женщин и мужчин работает только в теории, потому что только там они равны. Я для себя убедилась, что практика выглядит совсем по-другому. Когда я говорила о своей работе, я только работала «между делом».

С социальной точки зрения у меня не было ребенка «между делом», но была работа «между делом». Но могу ли я вообще растить ребенка «между делом»? Как женщина нет. Так как я мать, мой ребенок – главная задача. Я нахожу это довольно несправедливым. У моего мужа же были один, а потом два ребенка, которых он вырастил «между делом». Работа была на первом месте.

Моему мужу, вернувшемуся на постоянную работу с оплатой сверхурочных и поездками в командировку после двухнедельного отпуска в честь рождения старшей дочери, не пришлось мириться с такими замечаниями. Его превозносили как героя, когда он качал ребенка на руках или брал выходной, чтобы позаботиться о нем.

Когда мой муж взял длинный отпуск по уходу за вторым ребенком, многие мужчины считали его слабаком.

С другой стороны, он получил возмутившую меня реакцию женщин: его героизовали. За то, что помогал еще немного в течение года, еще немного побыл дома — а как же я, которая почти все бросила? Отцы, которые проводят один день в неделю на детской площадке и жертвуют своим драгоценным временем ради ребенка, немедленно возносятся на пьедестал. Но наша ситуация немного исправилась. Над мужем даже смеялись на работе за активное участие в семье – как минимум год. Значит, он был в той же ситуации, что и я.

Мой муж, который за свою карьеру дважды стал отцом, может работать сколько хочет, сколько угодно ездить в командировки, может заниматься своим хобби, приходить домой поздно ночью, когда ребенок уже спит и в выходные все еще настаивает на своем свободном времени и отдыхе от рабочей недели, он не получает одного: штампа отца-кукушки.

А я женщина, почему я должна оправдываться за то, что продолжаю заниматься своей профессией? Я работаю, потому что люблю свою работу и получаю от нее огромное удовольствие. Кроме того, потому что это обеспечивает мне и моей семье финансовую безопасность. Мне действительно нужно это объяснять? Каждая мать работает, и каждый отец работает – разница только в оплате.  Я надеюсь, что однажды мои дети смогут понять, как важно заниматься любимым делом.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх